Monday, September 29, 2014

День 1



Невозможно сидеть с открытыми глазами в кузове мчащегося грузовика. Во-первых, песок постоянно попадает то в один, то в другой глаз. А во-вторых – страшно. Проще лечь на дно и притвориться, что спишь, чем смотреть на пролетающие мимо горы, домики, автомобили, бегающих по обочине овец, и темнокожих людей, пытающихся пересечь дорогу в неположенных местах. Мы едем по трассе N7 из Кейптауна на северо-запад. 

День сегодня начался не очень рано, только часов в девять мы выехали из города. Один из лучших друзей Якова предложил подбросить нас до первого удобного места, где можно будет без труда поймать попутную машину. Попрощавшись с ним, мы поставили на землю свои огромные рюкзаки и стали ждать. 

Автостоп в этой стране не очень распространен. Особенно, в центре страны. Но мы на побережье, и тут люди гораздо более дружелюбны, чем городские. Минут через десять остановилась машина. Там сидели три огромных темнокожих мужчины. Они согласились подвезти нас до того города, куда едут. Не меньше 50ти километров мы проехали с ними. 

Потом – молодой человек, отправленный в командировку в какой-то маленький городишко тоже по трассе N7. С ним мы провели почти полтора часа, и в итоге преодолели около 270 километров. Нам не верилось, что до нашего сегодняшнего пункта назначения осталось такое же расстояние, а солнце еще очень даже высоко. 

Остановившись передохнуть на бензоколонке, мы пообедали, и снова пошли ловить попутчиков. 

Честно говоря, мне совсем не хотелось садиться в грузовик, который с готовностью остановился, как только мы показали ему свои большие пальцы. Он был маленький и сильно подпрыгивал. Но что поделать, ехать нужно, да и Яков говорит, что это безопасно. Так мы и тряслись в кузове еще часа два. 

Время пролетело незаметно, хотя и не безболезненно. Под конец уже невозможно было сидеть на рифленом дне кузова. Но мы остановились на перекрестке, где нас уже ждали друзья, у которых мы будем ночевать сегодня.

Снова Кейптаун

Моя виза стремительно истекает, но и мы не стоим на месте. Неделю назад мы сели на автобус до Кейптауна, который вез нас очень долго до места назначения.

 На следующее утро, в субботу, мы прибыли на центральный городской вокзал, и уселись неподалеку от чаек и бездомных, как всегда чего-то ожидающих рядом со станцией. Наш друг вскоре прибыл, мы поели на знаменитом Восточном Базаре жутко острых куриц с рисом и салатом, после чего погрузились в машину и поехали домой. Ехать почти час. Тут очень красиво, похоже на Европу чем-то. Вокруг горы с облаками на верхушках, виноградники, огромные плантации цитрусовых, красивые домики в голландско-английском колониальном стиле. 

Океан сегодня беспокойный и ледяной. Не зная, что еще поумнее придумать, мы решили позаниматься каякингом на открытой воде. Наш друг Зак в данном вопросе довольно продвинут, но мы с Яковом до этого гребли только на речках и каналах. Несмотря на продвинутость Зака, с Яковом они перевернулись приблизительно одинаковое количество раз, но в основном это было из-за их решения посоревноваться, кто кого искупает. Я, как образец аккуратности и нелюбви к холодной воде, ни разу не перевернулась, хотя каждые три секунды была на грани.  

Наш первый день в Кейптауне закончился уютным барбекю в кругу друзей и семьи.

Следующим утром мы позаимствовали автомобиль Зака, чтобы навестить наших друзей в Белвиле, которые так и остались учиться там с начала прошлого года.
Еще несколько спокойных дней рядом с океаном, и нам пора ехать.

Tuesday, September 2, 2014

Немного страшно



Еще чуть-чуть, и останется позади наша мирная оседлая жизнь, к которой мы уже успели немного привыкнуть за последние месяцы. Уже приходит время собирать рюкзаки и покупать билеты. Сразу говорю, мы не собираемся немедленно в Россию. В наших планах – большое путешествие, которое должно начаться с Кейптауна приблизительно через три недели. Передвигаться мы планируем по земле. В связи с тем, что наша отправная точка является самой южной областью Африки, мы направимся на север, чтобы не упасть в океан.
Первой страной, которую мы намерены посетить, покинув ЮАР, будет Намибия. А дальше – более северные районы Африки, не затронутые Эболой. 

Очень пространно рассказывать о целях и конечной точке путешествия пока не хочу. Нужно сначала посмотреть, как все пойдет. 

А пока – заключительные дни с уже грустящими родственниками и друзьями, проверка экипировки, поиски информации. Работа над мотивацией и командным духом. Это очень важно.  

Friday, August 15, 2014

Море и странные люди



Из-за того, что мне не дали вид на жительство (новый неудобный для иностранцев закон вступил в силу), а только продлили визу на 3 месяца, нам придется вскоре  покинуть ЮАР. Но это не значит, что мы немедленно покинем Африку и помчимся в Россию за новой визой или видом на жительство. Это совсем не является конечной целью.

Муж планирует показать мне его любимые страны. Он, как и я, любит разбрасывать кусочки своего сердца повсюду, и это способствует тому, что ему постоянно хочется вернуться в те места.

Вчера он рассказал мне странную историю. Дело было в Мозамбике. Эта страна обладает очень протяженной береговой линией. Можно много дней идти по пляжу и не встретить ни одной живой души. 

Море не останавливается, столкнувшись с берегом. Оно просачивается через песок на несколько километров в сторону материка. Но и суша не остается безответной – пресные грунтовые воды со стороны большой земли не дают соленой воде проникнуть дальше. Мозамбик – страна ненапряжная, люди не будут проводить водопровод туда, где нечего пить. Они просто поселятся в нескольких километрах от моря, где пресную воду можно с легкостью добыть из скважины. И это все к тому, почему на берегу никто почти не живет. А если живет, то, скорее всего, с головой небольшие проблемы. 

Так вот, Яко и его несколько друзей шли по берегу моря. Шли они уже несколько дней, но никто им так и не повстречался на пути. И тут они заметили небольшой сарайчик. Угли в кострище были еще теплыми, значит, здесь кто-то обитает. Но вокруг никого не было. Они заглянули внутрь микроскопической хижины, которая, видимо, была в основном предназначена для того, чтобы в ней спать. То, что они увидели внутри, было поразительным. Больше половины сарая занимало подобие корзины размерами где-то 1*2 метра. А в ней - шлепанцы. Горы из многих десятков шлепанцев. В углу стопки шлепанцев нахлобучены друг на друга. На стенах висят шлепанцы. Все они абсолютно разные, нет ни одной пары одинаковых. 

Вдоволь насмотревшись на это чудо, друзья двинулись дальше. Через какое-то время они заметили темнокожего мужчину, шедшего по берегу. В одной руке у него была большая бутылка воды, а в другой - с полдюжины шлепанцев. Он берет то, что море приносит ему. А море в этой местности приносит в основном то, что не тонет. Интересно, из какой страны приплыла вон та красная босоножка?

Яко говорит, что в той поездке они встретили еще несколько таких необыкновенных индивидов, и каждый из них был очень дружелюбен и добр, предлагал свою воду и удивлялся, куда идут эти странные белые люди, и не потерялись ли они.
Да уж. У всех свои странности. Кто-то вылавливает из воды обувь, а кто-то едет в неведомые страны и бродит по необитаемым местам в поисках приключений. Тут еще и поспорить можно, кто из этих двоих более ненормальный. 




Thursday, August 14, 2014

О еде




О политике писать не умею, поэтому больше этого делать не буду, пожалую. Напишу-ка я о местной еде. 

Еда здесь тяжелая. В прямом и переносном смысле. Традиции, оставшиеся со времен большого перехода африканеров из Кейпа в сторону Претории и других районов ЮАР, живы до сих пор. Холодильников в те времена было не сыскать, да и не разгуляешься особо с ними, если передвигаться на повозке, запряженной быком. Поэтому, чтобы продлить срок годности продуктов, нужно было хорошенько высушить их на солнце или в импровизированной духовке. Солнца тут предостаточно, и африканские деревья хорошо и весело горят, когда в костре (да и без костра тоже). А еще некогда было останавливаться три раза в день и готовить каждый раз что-то поесть, из-за этого серьезных приемов пищи было около двух, и оба они должны были быть очень плотными и снабжающими энергией на продолжительное время, как и сама пища. Эти принципы практикуются повсеместно и в наши времена. 


Начнем с завтрака. Во многих семьях завтраком может послужить кружка ройбоса или кофе с молоком, тарелка мюсли с йогуртом и несколько бискейтов. Бискейт – особый род высушенных  бисквитов, приготовленных из тяжелого насыщенного теста с разнообразными добавками типа семечек и сухофруктов. Сначала оно запекается в духовке до полутвердого состояния, затем разрезается на удобные кусочки, после чего снова отправляется в духовку на несколько часов при температуре около +50+70, чтобы хорошенько высохнуть и затвердеть. Готовый бискейт перед употреблением макается в чай с молоком (или кофе, или ройбос), потому что просто так его не разгрызешь. Данный вид пищи может употребляться не только на завтрак, но и в любое другое время. 





Обед или ужин – пап и воурс. Пап – это плотная и тяжелая каша, приготовленная из тонко перемолотого кукурузного зерна. Только не из желтой кукурузы, а из белой. Эта крупа заливается водой и варится больше часа. Консистенция очень странная, из российской кухни даже сравнить не с чем. Может быть, есть далекое сходство с итальянской полентой.
 А воурс – это очень вкусные и очень жирные колбаски из натурального мяса и в натуральной оболочке, которые обычно запекаются на огне или жарятся на сковороде. Российские бумажные сосиски нервно отдыхают в стороне.  Жирное мясо тут в большом почете. Оно употребляется ежедневно, в нашей семье – около 2х раз в день. Качество и цены по сравнению с родиной очень радуют.




 Также хотелось бы отметить, что африканеры едят необыкновенно много лука и чеснока, гораздо больше, чем европейцы. А еще – специи… То, что для них – совсем не остро, для меня – просто обжигающе и душераздирающе, я потом еще полчаса плачу и сморкаюсь, и заедаю мороженым или авокадо. Эта их традиция остроедения позаимствована от индусов, которых тут очень-очень много. В ЮАР самая большая индийская диаспора в мире, здесь их целые кварталы и города. И в каждом африканерском доме обязательно найдется куча всяких индийских масал, перцев, карри и других экзотических вещей. Мне тоже пришлось все это завести, постепенно привыкать и учиться правильно использовать  вышеназванные приправы.
И еще одной из многих интересных вещей в традиционной кухне африканеров является то, что часто сладкое блюдо употребляется вместе с соленым и острым. Это может быть тыква, запеченная с корицей, сахаром и сливочным маслом. Или кусочки консервированных фруктов, или банан в майонезе, или чатни. Все это кладется на одну тарелку с мясом, гарниром и салатом. Данная традиция приплыла сюда с переселенцами из Малайзии.




Но, и конечно, стоит упомянуть, что африканеры, все же, потомки европейских переселенцев, поэтому они имеют полное право употреблять европейскую традиционную пищу типа спагетти, пиццы, различных круп, молочных продуктов, пирогов и десертов. А это несказанно расширяет ассортимент и без того очень разнообразной местной традиционной кухни. 


(Все картинки взяты из интернета)