Saturday, August 10, 2013

Домики в деревне


День 1

Сегодня день начался в семь утра. Мы с братом и его псом погрузились в бронированный микроавтобус и поехали за город, в экспедицию, так сказать. 
Когда уже между солнцем и горизонтом оставалось три ладони, мы добрались до наигустейшей в России грязи, которой так славится холодная Ивановская и Костромская области. Даже знаменитый костромской гид Иван Сусанин это знал и активно применял в своей профессиональной деятельности.

Даже крепким немецким автомобилям такое месиво оказалось не под силу: мы не только очень надежно застряли, но и каким-то Макаром от машины оторвались оба бампера. Решив не смотреть более на это душераздирающее представление, я взяла свои чемоданы с едой и отправилась навстречу приключениям. Перед этим мне около трех минут пришлось вылавливать в луже по колено свой убежавший шлепанец. 


Достигнув деревни через полчаса, я отомкнула замки на всех наших домах, развела костер, пожарила курицу и налепила ржаных лепешек. 

Брат пришел часа через два. Весь грязный, а машина застряла еще крепче где-то у въезда в деревню. И зачем он сюда прямо поехал? Обычно при таком состоянии дорожного полотна мы оставляем транспортные средства в соседнем поселке у знакомых. 

Вечером каждый выбрал себе дом. Я заночевала в самом старом и зловещем, а он - в самом новом и наиболее приятном доме. Посмотрим, не поседею ли я за эту ночь...





День 2
 
Уже второй день я в деревне. Цвет волос за прошлую ночь ни капли не изменился.
Уже второй день я терзаюсь смутными сомнениями относительно того, оставаться мне здесь, или свалить вместе с Ваней. Он уезжает через пару часов, а может и раньше. Поэтому, на размышление у меня осталось только это время.

В Москве – душ, магазины, вкусная еда, безопасность, бесперебойный интернет, вся моя семья и друзья.
А здесь – три заброшенных дома, огромный лес, грязная река, отличный вид на Волгу, собака, топоры и вилы, жуткая темень по ночам, а я одна, грибы и сливы, костер в любое время, и Егерьмастер в морозилке.

Еще мне нужно какое-то время побыть одной, наверно. Когда я думаю, что я вообще сейчас хочу, то в голову приходит только одно. Чтобы поскорее покончить со всеми этими московскими делами, и чтобы Яков приехал ко мне. Но, из-за того, что не получится это сделать в ближайший месяц, надо как-то спасаться, чтобы не сойти с ума от грусти и отчаяния. Некоторые вещи в Москве меня ужасно утомили, и теперь надо как-то восстановить нервы, чтобы снова иметь возможность радоваться жизни и тому, что нам удалось сотворить там.

И еще я хотела бы испытать на прочность себя. Как только у меня закончится еда, я, не раздумывая, постараюсь отсюда смыться. Надо только выяснить, каким образом это возможно сделать.
Тут несколько вариантов:
попросить родственников, чтобы они меня забрали на автомобилях;
попытаться самой уехать на поезде;
попытаться уехать на электричках;
попытаться уехать автостопом. 

Самый простой и непримечательный вариант – первый. Самый сложный и привлекательный – последний. Кстати, все было бы гораздо проще, не будь со мной пса. Тогда я бы просто поехала на поезде.  Надо бы с Ваней об этом поговорить. Все же, тут в основном все без собак, и ничего страшного от этого не случается. 

День 3 


Итак, от общества пса я избавлена. Теперь остается разобраться с самой собой.

Сегодня, бегая от моей жаровни с углями до дома и обратно в процессе приготовления пищи, я вдруг ощутила гнетущую пустоту внутри. Все вокруг было каким-то черно-белым и бессмысленным. Я стала пытаться понять, почему все так.
Подумав, я решила, что это просто у меня адаптация к новой ситуации, накопившаяся усталость от того, чем я занималась на большой земле, а так же, конечно, всякие душевные переживания и грусть по моему самому любимому Якову.

И вообще, в городе как-то веселее даже это переживается. А тут – никакого тебе интернета,  по телевизору только один канал показывают, а в доме никого, кроме меня и мышей. Поэтому, отвлечься не на что, и приходится придумывать себе действительно стоящие занятия. А такие очень редко подворачиваются под руку. Вот сегодня, например, я снова развела костер. Заквасила тесто. У меня тут  чтобы поесть хлеба, его надо сначала испечь. То же самое – про мясо. К счастью, огурцы с помидорами выращивать не надо. В общем, испекла на углях маленькие хлебушки, потом напекла мяса. Тем временем, с севера надвигалась громадная туча, поднялся страшный ветер, и были слышны раскаты грома. Я начала бегать вокруг своего костра и пытаться придумать, куда его можно передвинуть, чтобы дожарить мясо не под проливным дождем, но туча благополучно прошла мимо, и не нарушила мои кулинарные планы. Потом я пообедала в доме тем, что напекла и посмотрела по телевизору про ужасную историю, как какие-то рок-подонки осквернили наш государственный флаг.

А теперь сижу на чердаке одного из наших домов и пытаюсь зайти с телефона в интернет. Это удается с переменным успехом. Операторы мобильной связи как-бы намекают, что это не город, а сельская местность, и нечего тут по интернетам шариться. Надо пойти на улице погулять.
В общем, я еще пока нахожусь в стадии принятия решения относительно длительности моего пребывания в деревне. Сначала я решила, что буду тут жить, пока у меня не кончится мясо. Но, его в морозилке как-то слишком много, даже пугающе много, поэтому, если чо, отдам все соседям, а сама вернусь домой, когда уже будет невмоготу. Завтра, наверно, еще пока тут побуду. Хотя, никто этого точно не знает.
 
День 4

Сегодня утром проснулась неожиданно поздно. Наверно, причина в том, что я спала в комнате, в которой все окна наглухо заколочены утеплителем, и света белого не видать ни днем, ни ночью. Поэтому, когда бы я ни проснулась, все кажется, что глубокая ночь, и можно спать дальше.
Позавтракав вчерашним мясом, я снарядила свой фотоаппарат и отправилась на охоту.
День сегодня выдался солнечный, одеваться особо не пришлось. Все бы хорошо, но слепни жалят, как ненормальные, особенно, вблизи реки. Сама фотографирую, а ноги дергаются, как не мои, чтобы отогнать крылатых ворогов. Вдоволь нащелкав всяких трав-мурав и видов на реку, я направилась на прогулку в соседний поселок по окружной дороге. Начав свой путь, я никак не могла придумать, зачем туда иду. Но потом вспомнила, что мне нужно съесть мороженое и спросить у кого-нибудь из местных жителей, как тут ходят автобусы на материк, ведь выбираться как-то нужно будет отсюда.

Выбираться-то выбираться, а вот когда? Вроде, я тут уже прижилась, уже не так стремно одной. Этот вопрос решился сам собой, когда мне позвонила моя бабушка и сказала, что ей нужно будет в Москву съездить в течение этой недели, и ей бы очень хотелось, чтобы я ее туда сопроводила. Договорились, что я приеду послезавтра с утра (а живет она в небольшом городе, который находится через Волгу от деревни), и мы купим билеты на этот же или следующий день.
Вернувшись обратно в деревню, я опять нажарила на костре мяса, напекла лепешек и натушила помидоров. Потом посмотрела телевизор, поужинала, и вот теперь буду пытаться заснуть.

 День 5

Сегодня ничего интересного не делала. Вчера вечером и сегодня весь день меня мучает мигрень, поэтому мир выглядит черно-белым, полголовы раскалывается, глаз слезится и все такое. Кто знает, тот поймет.
К одиночеству я привыкаю все больше и больше. В соседних домах есть люди, но они все молчаливые, никуда не высовываются. Иногда я встречаю на улице Ольгу Петровну. Мы здороваемся и идем каждый своей дорогой. Мы в этой деревне ни с кем из дачников не объединены общей целью, у нас слишком большая разница в возрасте, мы из разных городов и социальных групп. Да и вообще, мне не хочется тратить свои слова и выслушивать слова других людей, которых я знаю с детства, но встречаю всего раз в два или три года. Кажется, что я уже наизусть знаю, что они мне скажут. Они одно и то же говорят каждый раз.

День 6

Уже сижу в городской квартире моей бабушки. Через сорок минут мы выдвигаемся на вокзал.
Сегодня утром еще в деревне я в спешке позавтракала (надо же на автобус успеть),  начала бешено выключать везде свет и закрывать все замки, но тут в окно дома кто-то постучался. Я выскочила на улицу посмотреть, кому тут в такое напряженное для меня время приспичило заявиться в деревню. Это оказались электрики. Они вдруг решили проверить все счетчики электричества в деревне. Я им сказала, что опаздываю на автобус, а они предложили подвезти до автобусной остановки. Ну и ладно, я согласилась.
По дороге из деревни в поселок они рассказали, что приезжают в деревню только раз в год по хорошей погоде. И зимой иногда, потому что тогда точно видно, в каких домах кто живет, следы на снегу вокруг будут.
К остановке я подошла на час раньше, чем планировала.
Там присела на бетонный блок, и стала ожидать автобуса. За пять минут до отправления автобуса сюда подошли всякие разные люди. Все какие-то молчаливые и мрачные. Настоящие русские. 

Через полтора часа я была уже у бабушки. А дальше не интересно. Дальше - город. 



1 comment:

  1. слушай, я ничего не знаю до и после, но если вдруг что - зови меня в деревню, а?

    ReplyDelete