Friday, May 17, 2013

Love Botswana



Совсем почти забыла, что у меня есть блог, и что несколько людей его иногда читает. Не хотелось бы оставлять их в неведении относительно того, что происходило со мной в течение последних пяти недель. 

Как все уже знают, я собиралась отправиться в Ботсвану, т.к. вся наша группа должна была ехать туда и в течение двух месяцев приводить в порядок хозяйства и мозги местных жителей (мы искренне верили, что способны на это, но оказалось, что нужно сначала свои мозги в порядок привести, а потом уже браться за чужие). В связи с тем, что наше учебное заведение христианское, мы называемся миссионерами, хотя, далеко не все ощущают себя таковыми. 

Мы ехали из Кейптауна в Йоханнесбург через всю страну на автобусе. Потом пересели на другой автобус до Хабороне (Ботсвана), а оттуда – в Маун, в котором и собирались развернуть свою бурную деятельность. В общей сложности дорога заняла почти три дня. Три дня без душа, нормальной еды и нормальной кровати. Но, к счастью, все выжили.
По приезде выяснилось, что мы будем жить и работать не в самом городе, а на отшибе, в огороженном проволочным забором лагере. Это американская территория, тут несколько огромных почти двухэтажных хат с соломенными крышами, офисные вагончики, два круглых здания школы, бассейн и еще какие-то постройки. 

Нас (девушек) разместили на втором этаже полутораэтажного дома.

Следующая пара дней прошла довольно расслабленно, нам показали территорию нашего лагеря (кстати, эта вся организация называется Love Botswana Outreach Mission).
Потом пару дней мы перебирали коробки с гуманитарной помощью. Добрые америкосы прислали это добро африканским детям. Нашей задачей было вынимать из коробок просроченные сладости и зубную пасту. Оказывается, чтобы достичь африканских берегов, американским коробкам требуется около полутора лет. Конечно, к этому времени конфеты провоняют мылом, а зубная паста разложится на отдельные химические соединения. Но и на этом спасибо заботливым америкосам.
В общем, разгребание завалов заняло у нас два дня, т.к. коробок было немало – целых 800 штук. Миссионерства пока совсем не ощущается. Ощущается досада и разочарование. Мы сюда коробки разгребать приехали, что ли?!

На четвертый день к обезвоживанию, досаде и разочарованию прибавился страх за свою жизнь и желание поскорее отсюда смыться в связи с некоторыми леденящими кровь событиями, о которых я расскажу позже.

Следующую неделю мы приходили в себя, а заодно приобщались постепенно к жизни сообщества. Нам продемонстрировали все возможные рабочие места, и к концу недели мы должны были определиться, где хотим работать до окончания нашего пребывания здесь.
Мне больше всего понравился “Goat Project”, который мы сами с еще парой студентов решили начать. Суть его заключалась в том, чтобы воспитывать местных коз (они принадлежат организации, их 15 штук), а также ухаживать за экспериментальным огородом. Я очень хотела там работать, и даже просила нашу кураторшу об этом, но она коварно поместила меня на совершенно другую должность, именно ту, которая мне не понравилась больше всего.

Ну что поделать, вот я и работаю опять на нелюбимой работе. Но, у этой нелюбимой работы есть довольно много преимуществ. Во-первых, у нас постоянно есть свободное время. Правда, мы не можем проводить его, где хотим, но можем делать все, что позволяют окружающие обстоятельства. А они обычно таковы: мы приходим в офис около половины девятого и начинаем ждать, когда нам дадут какое-нибудь задание. Например, отнести записку в соседний офис, или напечатать что-нибудь при помощи компьютера и проч. Я обычно беру с собой музыку, Библию, мою тетрадь, немного денег, и, пока делать нечего, читаю, пишу, слушаю, разговариваю с такими же страдальцами, как я.
Вот такие дела.

No comments:

Post a Comment