Tuesday, August 28, 2012

Вот моя деревня, вот мой дом родной

День назад вернулась из того самого места, которое столько раз снилось мне в радужных красках, пока я скиталась по Азии.

Последний раз я была там три года назад и думала, что уже больше никогда в жизни не вернусь сюда, но, к счастью, ошибалась. Мы провели отличные выходные почти в полном составе группы.



С братом долго бродили по лесу, немного окультурили их местный экологический маршрут, потом я одна собирала грибы, продираясь сквозь недавно выросшую березово-сосновую чащу. Вечером всей компанией делали барбекю и тематическую вечеринку в послевоенном стиле (в запасниках была только такого рода одежда, а на улице - страшный холод, так что все это оказалось очень кстати).



Овсяное поле, по которому мне все хотелось пройтись ночью с конем, заросло бурьяном. В этом году мало что посеяли на окрестных полях, а то, что и посеяли, выросло каким-то карликовым. Земля тут - не айс. Песок да глина. Очень хорошо растет лес-самосев, стремительно занимающий собой заброшенные пахотные угодья. Отвоевать землю обратно обойдется очень дорого местным властям.

По сравнению с черноземьем эта деревня немного более мрачная. Но тут как-то уютнее в смысле природы. Пасмурное небо, черный густой лес, река. Медведи, лисы и волки. Хорошее место.



Thursday, August 23, 2012

Честь и совесть по-японски

К сожалению, я не знаю, как эти два слова будут по-японски. Но могу рассказать о том, какие чувства вкладывает в эти понятия настоящий самурай.


Наверно, многим известно, что в стародавние времена японцы ценили честь семьи и своего господина превыше своей жизни. И ни в коем случае нельзя было терпеть оскорбления, неудачи и проигрыши. Если что-то в жизни не получается, нужно просто сделать себе харакири. Сначала такой метод сведения счетов с жизнью практиковался только среди воинов и по довольно серьезным поводам, но через какое-то время приобрел очень широкое распространение и иногда причиной совершить ритуальное самоубийство служили самые ничтожные вещи. И по сей день это явление не изжило себя. Люди, закончившие жизнь таким способом, вызывают уважение и восхищение всей нации. Проникающие ранения брюшной полости - самые болезненные, поэтому нужно и правда обладать очень высокой силой духа, чтобы совершить над своим организмом насилие такого масштаба.



В общем, как говорится, настоящий мужчина хотя бы раз в жизни обязан сделать себе харакири.

К счастью, за месяц пребывания в Японии я ни разу не сталкивалась с настоящими самураями, которым наскучило бы ходить по белому свету. Зато, множество раз моему вниманию представлялись примеры того, насколько понятие чести близко японцу, насколько его поведение и жизнь направляется этим внутренним чувством.

Унизить или быть униженным - очень страшные вещи и встречаются в Японии они только в самых крайних случаях. Даже государство делает очень многое для того, чтобы граждане все время чувствовали, что их уважают и о них заботятся.

Если вы и увидите "бомжа", это будет не опухший грязный алкоголик, а опрятный человек, который живет на улице не из-за того, что ему негде жить, а потому, что это его личный выбор. Люди в этой стране не умирают от голода, и для каждого, даже для пенсионера и инвалида (которые в нашей стране мало волнуют работодателей) всегда найдется работа, за которую он будет получать необходимую для поддержания жизнедеятельности плату.

На каждом въезде на парковку (а их в Японии немало) есть аккуратный старичок, одетый в специальную форму, со светящейся палочкой и в белых перчатках, который печется о том, чтобы автомобили, выезжающие и заезжающие на парковку, не раздавили проходящих мимо пешеходов.  И делает он это с таким же достоинством, что и солдаты почетного караула рядом с Кремлем. Я не шучу!

И везде есть какие-нибудь бабушки, высаживающие цветы в клумбы или выдергивающие оттуда сорную траву. В обиде и безработным не останется никто.

Когда мы с мамой подходили к зданию муниципалитета (можно бесплатно подняться на самый верх и посмотреть на Токио с огромной высоты), то увидели десятки людей, выстроившихся на улице стройными рядами и чего-то ожидающих. Посмотрев на Токио и уже возвращаясь обратно, мы с удивлением наблюдали, как эти люди, в соответствие со строгим порядком очереди, без какой-либо паники или хамства, один за другим подходили к специальным столам, на которые молодые волонтеры ставили оперативно наполняемые тарелки с едой. Видно было усталость и отпечаток нелегкой жизни на лицах этих людей, пришедших сюда, чтобы их накормили. Но выглядели они прилично и вели себя крайне достойно.

Еще одним пунктом всенародной кампании по сохранению чести граждан является отсутствие камер хранения при входе в супермаркет. Никто даже не ставит под сомнение то, что если ты выходишь из магазина с неоплаченным товаром, это значит, что ты приобрел его в другом месте. И в подавляющем большинстве случаев это именно так, ведь японец никогда не возьмет чужое. Можно кинуть на улице свой бумажник, набитый деньгами, кредитками и документами, и к концу дня его в полной сохранности доставят к тебе домой (именно поэтому наличие там документов является одним из важнейших условий).

Поначалу нас очень сильно беспокоило это странное поведение местных жителей. Иногда мы даже почти всерьез задумывались, а не андроидами ли мы окружены. Но, со временем, видимо, и сами стали такими же и уже безбоязненно оставляли самые дорогие сердцу вещи на самых видных местах.

Ну, а теперь страшная история. Один русский человек, встретившийся мне в Токио, по секрету сказал, что у японцев нет души. У них нет собственного мнения, они не говорят по-английски, девушки похожи на кукол, у всех идеальная кожа и странный кукольный голос. Они помешаны на электронике, а тинейджеры часто совсем не хотят жить. А если ты едешь в метро, то почти физически ощущаешь на себе пристальные взгляды темных самурайских глаз и звяканье металла обоюдоострого самурайского меча, спрятанного за спиной и периодически ударяющегося об поручни вагона метрополитена.

 Мне стало как-то не по себе, и я уже через три дня улетела в другую страну, где люди относятся к тебе по-хамски, но делают это со вкусом и от всей души.



Friday, August 17, 2012

Pitstop

Ну вот, вроде бы, и закончилась моя летняя одиссея. Я в Москве.

Конечно, прошлогодний автостоп по Европе был немного более насыщенным и разнообразным, но и эти два месяца, проведенные в Азии, займут достойное место в моей памяти.

Что мне больше всего понравилось... Наверно, это была Япония. Хотя я и ненавижу то, что они сидят в своих офисах до последнего. Все остальное, в общем-то, было очень даже интересным и необычным.

Но, даже когда уровень комфорта и удовлетворенности жизнью зашкаливал, все равно я с щемящей душу тоской вспоминала старушку-Европу, а в особенности - Польшу и Германию. В этих странах точно осталось по большущему куску моего сердца. И в Израиле, конечно. А про Россию и говорить нечего.

Пользуясь случаем, хочу передать привет всем, кто поддерживал меня морально и финансово во время моих скитаний. И тем, кто следил за обновлениями в моем дневнике и сопереживал.

Спасибо всем родственникам и друзьям!! Я вас люблю и очень ценю. Даже тех, кто об этом и не подозревает. Вы все меня очень сильно вдохновляете и не даете упасть моему духу в трудные моменты.

 Наконец-то, до меня дошло, что в мире нет ничего более важного, чем близкие тебе люди. Любая страна будет уютной и своей, если там живет тот, кого ты любишь.

Wednesday, August 15, 2012

Novovoronezh!

Сегодня гуляла по Нововоронежу. Все дружно готовятся к празднику - 55летию города. Весь асфальт содран и постепенно заменяется новым, а пешеходные зоны покрываются плиткой. Переделывается фонтан (теперь ВДВшникам будет гораздо удобнее купаться, и даже с музыкой), обновляют самые заметные городские здания.
Наконец-то, памятник дедушке Ленину с центральной площади перетащили в соседний сквер, и сейчас он скромно ждет своего часа, заколоченный в деревянный гробик. А на площади, не покладая рук трудятся полуголые рабочие. Приятно посмотреть.






Когда я приближалась к этому великолепию, навстречу мне попался немолодой мужчина. Он начал рассказывать, что асфальт кладется с браком, весь нижний слой покрытия порезан попадающим под каток гравием. Я, по мнению этого человека, должна сообщить о нарушениях начальнику (фамилию он тут же сообщил). Причиной такого отношения была находящаяся в моей руке камера с огромным для сельской местности объективом и моя странная московская одежда. Я заверила мужчину, что уже тщательно отсняла все дефекты асфальтового покрытия и обязательно сообщу куда следует (я и правда сфотографировала кое-что).

 В связи с надвигающимися событиями жители настолько сплотились, что на заборах пишут теперь вот такие вещи.




 Парк, рынок, главная улица. Все меньше и меньше этот город напоминает то место, где я провела самые лучшие месяцы своего детства. Почти уже не осталось магазинов советского образца, дети сидят дома за компьютерами или гуляют с мамашами, которые даже в присутствии ребенка не могут выплюнуть папиросу, выкинуть банку с пивом в урну и перестать материться. Одно утешает - наши отечественные автомобили, которые колесили местные дороги еще до моего рождения, будут на ходу многие годы. Все меняется кроме них.

Хотя, нет. Еще девушки, ходящие по лесу на каблуках и в вечерних платьях. Этим славится теплое черноземье.


Friday, August 10, 2012

Только мы с конем по полю идем...

Наконец-то, я вернулась на родину. Это произошло очень быстро и неожиданно. Лишь заняв свое место в самолете, я подумала, что все идет не совсем так, как я планировала. Было немного больно покидать Израиль только приехав.

Но, раз все получается, значит, так надо. Видимо, попав в кибуц, я могла сделать что-то лишнее, кого-то не того встретить, что-то не то сказать. Или же я просто должна быть в это время в другом месте. И, кажется, я даже знаю, что это за место.

 На соседнем кресле в самолете сидел тот парень, с которым мы познакомились в шеруте (израильской маршрутке) по пути с центральной автобусной станции. Мы жили в одном хостеле.

 Как ни странно, мне достался билет именно на тот рейс, которым летел и он. Уже почти зашел шабат, поэтому на завтра нормальных билетов точно не было, а послезавтра было бы уже слишком поздно.

Мы вместе ходили по базару с утра, вместе поехали в аэропорт, вместе сели не на тот поезд, потом возвращались назад. Таможенники на границе особо к нам не придирались, так как мы проходили контроль вместе. А к двум путешественникам на Земле израильской не возникает такого количества вопросов, как к одному.

Вечером в Домодедово нас встретил мой брат. Мы довезли моего нового знакомого до его дома. Оказывается, я очень много раз проходила мимо, и даже редакция газеты, в которой я подрабатываю, находится в пяти минутах. И одна моя подруга живет в соседнем доме. А встретиться нас угораздило только в Тель-Авиве, да еще и в маршрутке.

На следующее утро я уже вновь собрала рюкзак, купила билет на поезд и отправилась в гости к бабушке. Об этом я мечтала два месяца.

 А на следующий день после нашей с ней встречи я нашла себя в палатке посреди воронежского чернозёма. Наверно, это как раз то место, где я должна была оказаться в это время. Не на улочках старой части Иерусалима, и не на берегу Галилейского моря, а в благословенной воронежской земле.








Flashback - Таиланд - Трансвестизм и гендерная трансфория

Thursday, August 2, 2012

Тоска по родине (2)

Ну вот, теперь меня не остановишь. Сейчас я уже даже немного жалею, что билет у меня на 10 августа, а не на завтра или послезавтра.

Но, придется еще немного потерпеть. От этого возвращение будет еще более желанным.

Идя сегодня по жуткой жаре из Яффо обратно в Тель-Авив, вдруг вспомнила стихотворение Пушкина "Пророк".

Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился...


Даже находясь в настоящей пустыне и проговаривая про себя это стихотворение, представляешь не какого-нибудь еврея времен ветхозаветных великих пророков. В моем воображении это, скорее, какой-нибудь святой-пустынник с православной иконы. С тонкими греческими чертами лица, кожей оливкового цвета. В скромных, но, в то же время, торжественных одеяниях.

До сих пор не могу забыть чарующего лица одного мужчины, который встретился мне во время пребывания в Бангкоке. Он остановился в том же хостеле, что и я. Его лицо показалось мне просто каким-то архетипическим. Как-будто, из глубин подсознания. Как-будто я уже миллион раз его где-то видела. Сначала, из-за той боли, которую его внешность вызвала в моем сердце, я предположила, что он тоже из России.  Но нет.
 Тонкий красивый нос, тонкие губы благородной формы, немного смуглая кожа. Пробирающий до костей взгляд темных миндалевидных глаз. Это был лик с икон, написанных в византийской традиции. Лицо, которое я правда видела тысячи раз в десятках различных православных храмов, в красном углу у моей бабушки в деревне. Это лицо также входит в мой бэкграунд, в мое наследие визуальных образов, как и все те места и картинки из детства, о которых я говорила ранее.

Мужчину звали Николаос, ему лет сорок. Он наполовину грек, живет в Швеции. Все мои иллюзии насчет его причастности к православию и иконам вдребезги расшиблись, когда он нам с ребятами рассказал о своей жизни. У него есть несколько детей от случайных связей с тайскими девушками. Каждый год Коля приезжает их навестить, и заодно развлечься. 

Несмотря ни на что, я запомню это лицо на всю жизнь. И это не будет стоить мне никаких усилий. Ведь его даже не нужно запоминать, оно и так было в моей памяти.

Тоска по родине

Странно, даже на третий день мне не стало веселее.

 Вчера пришел ответ от куратора волонтеров в том месте, где я опять собиралась работать за бесплатно. Как ни странно, они в добровольцах на этой неделе не нуждаются, нужно ждать до следующей. И, к тому же, все это будет не по блату, а через агентство. Это значит - снова ожидание, хостелы, трата нервов и денег.

Все взвесив и обдумав, я пошла в русскую билетную контору и купила себе место в самолете на 10 августа, рейс Тель-Авив - Москва. Хватит с меня, пожалуй. За эти два месяца я уже очень сильно устала. Тем более, финансы подходят к концу, да и смысла тут находиться практически нет. Зато существует масса преимуществ, если я вернусь домой раньше. К примеру, я смогу проводить своего маленького братика в первый класс. Я смогу съездить в гости к моей любимой бабушке. Я смогу пообщаться с друзьями перед тем, как у них снова начнется работа или учеба. Я смогу подготовиться к сдаче моей перенесенной летней сессии. Я смогу найти работу.

Сейчас у меня болит голова (наверно, перегрелась), тут очень-очень жарко и высокая влажность. Целый день я бродила по старому городу. Чуть не сварилась.

А на верхней полке моей кровати спит человек, с которым я познакомилась год назад все в том же Эйн-Геве. Вчера увидела его тут в лобби, было как-то неожиданно. Он проработал волонтером 9 месяцев, а после этого решил немного попутешествовать. Зовут его Фабиан, он из Германии. В кибуце еще в прошлом году славился своим разгульным нравом. И, кажется, с того времени он не сильно изменился. 

Как же я хочу домой! Впервые я скучаю по дому так сильно. Мне почти каждый день снится деревня, где я провела половину детства, луга, поля, леса и река. Мне снится городок, где меня ждет моя любимая бабушка.




Думаю, моя душа навсегда будет где-то там, в тех полях, где в детстве я пасла овец. В лесах, куда мы с братьями ходили за грибами и ягодами, где однажды случайно сожгли часть березовой рощи. Где зимой ходили в лыжные походы вверх по реке. Где до ближайшего населенного пункта километров пять.





Это место, где можно спрятаться в лесу или просто лечь в поле посреди золотого овса. И пусть по тебе бегают муравьи, кусают слепни и крапива. Это совсем не важно. Тут ты чувствуешь себя как дома. Тут ты можешь выйти за двор и голосить во все горло. Или пойти на родник. Или набрать земляники и повыдергать картошки с чужого поля. Тут ты можешь жить несмотря на страшные зимние морозы. Почва здесь совсем не плодородная, и приходится тратить много сил, чтобы хоть что-то выросло. Но это не важно. А важно то, что даже мое визуальное мышление держится на образах и местах, находящихся не в Москве и не в Израиле, а в диких полях и лесах Российской Федерации.



Может, в других странах более комфортно, и вернувшись в Россию, мы снова начинаем возмущаться и негодовать. Но тот, кому при рождении была выдана советская или российская душа, все равно смогут довольствоваться этим выстраданным, но настоящим счастьем, которое понимаешь, только находясь вдали от родины и любимых людей.

Кажется, я и правда перегрелась. =)

Все фото - by Иван Голованов