Tuesday, September 6, 2011

1, 4, 7, 10...



1, 4, 7, 10…
Не знаю, сколько раз в день мне приходится повторять в уме эту последовательность чисел. Сто или двести раз? Может, больше?
Считаем сверху:  1, 4, 7, 10... Отрезаем десятую кисть и все остальные, которые располагаются под ней, но оставляем  по одному банану от каждой из двух нижних кистей на ветке. Срезаем цветок и  те листья, которые касаются фруктов, идем дальше. 

Вот в этом и заключается моя волонтерская деятельность здесь. Второй раз в своей жизни я работаю на банановой плантации.

Встаю в 5.30. Нужно успеть умыться, почистить зубы, надеть футболку и шорты, безнадежно испачканные окислившимся банановым соком, дойти до офиса.
 
 Офис – это небольшая халупа, под навесом за старым потрескавшимся столом уже сидит босс и два - три постоянных работника плантации.  

Рабочий день начинается в шесть часов утра. Волонтеры в количестве пяти человек дружно садятся в маленький грузовичок и едут на банановое поле. Нет, скорее это лес, чем поле.
 Растения достигают около четырех метров в высоту. Но деревьями их не назовешь, они имеют травянистый ствол, у них нет коры и прочих деталей, дающих растению право называться деревом. Почти на каждом имеется огромная гроздь бананов, состоящая из 10-16 кистей. Тех кистей, которые обычно лежат на прилавках магазинов.

Первая часть рабочего дня – самая длинная и тяжелая. Она продолжается с 6 до 9:30. Когда подходит время завтрака, мы едем в кибуц. Когда я работала тут два года назад, было лучше в том смысле, что мы завтракали, обедали и ужинали в столовой. А теперь там подают только обед. Поэтому, по приезде в кибуц, нужно быстро добежать до магазина (секунд 10 до него бежать), если в твоем холодильнике пусто. Быстро приготовить себе завтрак и быстро его употребить внутрь. На все про все отводится 35 минут. Затем мы возвращаемся на бананы и работаем до двенадцати, потом 30-ти минутный перерыв, после которого продолжаем до двух часов дня. На этом рабочий день можно считать законченным. Очень усталыми нас привозят обратно, и мы, ужасно грязные, прямиком плетемся в столовую.

Казалось бы, весь день еще впереди. Но не тут-то было. Сначала нужно отмыться, что совсем не так просто, как кажется. Банановый сок, который постоянно попадает на кожу, мгновенно окисляется и застывает, напоминая клей-момент. Особенно приятно и эстетично он смотрится в волосах. К счастью, есть отличный рецепт, позволяющий от него избавиться. Нужно перед походом в душ сорвать с дерева парочку диких лаймов или мандаринов, разрезать их пополам. И в душе хорошенько поскрести этими половинками наиболее загрязненные участки кожи. Все бы хорошо, но эти дикие растения имеют настолько кислый сок, что даже неповрежденная кожа это чувствует. Стоит ли говорить об оцарапанных колючками ногах..  

После того, как банановец снова становится похож на человека, он, скорее всего, идет на Генисаретское озеро купаться. Все в кибуце находится очень близко друг к другу, до озера минуты три идти не спеша. Там можно провести полчаса и более. Потом поспать, походить туда – сюда, поболтать с волонтерами, выпить чаю, посмотреть телевизор, зайти в интернет. Солнце садится тут в семь часов вечера. Через полчаса после заката уже очень темно и хочется спать. Но волонтеры героически борются с усталостью, помогая себе, кто как может. Большинство из них садится к кому-нибудь на крыльцо и пьет что-нибудь недетское. Играют на гитаре и укулеле, поют рэгги.

Если сегодня понедельник, среда или пятница, то просто преступление – не пойти в паб. Там все довольно прилично, даже я хожу иногда. Люди спокойно общаются, играют в пул, смотрят футбол, танцуют.

Кстати, совсем забыла напомнить почтенным читателям, что кибуц состоит не только из банановых волонтеров.  Тут очень много разных сфер деятельности, где можно попробовать свои силы. Например, поработать официантом в рыбном ресторане или в столовой дома отдыха, прачкой, посудомойщиком, дояркой, собирателем манго, авокадо и фиников, рыбаком, уборщиком пляжа и проч.

И я даже не рассказала вам о том, что такое кибуц, позор мне. Так вот, это колхоз в том самом виде, каким он должен быть, и каким не стал по разным причинам в СССР. На территории Израиля много таких, но я не знаю точного количества. 

 Тут живет около 400 человек, кибуц имеет свои плантации, коровник, дом отдыха, ресторан и другие предприятия, приносящие доход. Как мне сказали, все получаемые средства делятся между членами кибуца и идут на поддержание поселка. Конечно, он не полностью автономен, в магазине продаются продукты, произведенные в других местах, тут работают люди из других кибуцов. Для местных существует система безналичного расчета: в столовой, магазине и прачечной им не нужно доставать бумажник, достаточно назвать номер своего аккаунта. Наличные они получают в конце месяца.

В Эйн-Геве очень спокойный темп жизни, никто никуда не спешит. Ничего не меняется. Но, я бы не хотела жить так все время. Счастливы те люди, для которых такая жизнь является действительно тем, что они искали.

То же касается и волонтеров. В данный момент их около 25ти человек. Они намереваются провести в кибуце от 2х до 6ти месяцев. Только на такие сроки рассчитана программа. Для меня сделали исключение, я не оформлялась через агентство, а просто приехала и сказала куратору «Возьмите меня на работу!». И она разрешила провести тут столько времени, сколько я сама хочу, и пока я буду тут нужна.  В общем, некоторым волонтерам тут нравится настолько, что они остаются насовсем.  С прошлого моего волонтерства осталось три человека. И счастливы, как они сами говорят. Слишком легко и незамысловато как-то.

No comments:

Post a Comment