Wednesday, August 3, 2011

Дурная голова и не менее дурные ноги



Как обычно в таких делах, я неверна своему слову. Ведь обещала же, что из Германии сразу в Польшу, куда же это меня понесло опять?!
Выйдя с парома, несколько минут разглядывала карту, пытаясь понять, в каком направлении следует идти, чтобы попасть из Гедстера в Копенгаген, и, желательно, сегодня.
На улице не было ни души. Главный поток автомобилей, шедший с  моего парома, уже рассеялся. Оставалось только надеяться на случайную попутную машину, и таковая нашлась практически сразу. И снова польский дальнобойщик. И зовут его Томек. Его я видела на пароме, он смотрел в море с той же палубы, где находилась я. По счастливому для меня стечению обстоятельств ему пришлось немного задержаться при съезде на сушу, и вот мы нашли друг друга.

О нем:
Сразу после школы Томек начал работать дальнобойщиком, но сначала это было нелегально. Через какое-то время он начал изучать английский язык, потом поехал в штаты, чтобы попрактиковаться и посмотреть, как люди живут. Работал там каменщиком,  но для него тяжело, когда рядом босс, который все время командует. Работа дальнобойщика нравится Томеку гораздо больше. Дед и отец его тоже водители. Интересно, дромомания передается по наследству?

Довез меня до автостоянки за 50 километров до Копенгагена.
Следующий водитель – мужчина лет сорока, очень симпатичный.  В этот поздний час едет на работу. Вообще, он строитель, но из-за травмированной спины не может больше заниматься тяжелым физическим трудом, поэму его нынешняя позиция – что-то вроде социального работника. Один раз в неделю целые сутки он должен присматривать за пожилым мужчиной.  Говорит, что эта работа – просто находка для него, деньги получает приличные практически не за что.

У него в семье 4 ребенка: один совместный с женой, и три от ее прошлого брака. Сетует на то, что человечество развратилось, дети вырастают избалованными и эгоистичными, им все достается слишком легко.

И последний на сегодня водитель. Сначала я побоялась садиться в машину, т.к. за рулем был араб. А Эмилечка строго настрого запретила мне общаться с ними. Но он был очень дружелюбен, хорошо говорил по-английски, и рядом с ним сидела симпатичная блондинка.
Они – муж и жена, живут недалеко от центра Копенгагена, оба родились и выросли в Дании. Довезли меня до самого Youth Hostel, за что им огромное спасибо.

Хостел с самого начала мне не понравился. У рецепции толпились тучи туристов. Остались только дорогие номера, кредитные карты не принимаются, цены просто офигенные, постельное белье и завтрак в стоимость не включены. Советую найти какой-нибудь другой хостел, если что.

Где-то в час ночи я легла спать. Утром, когда в номере остались только я и один парень (а было это в 8.30), я начала собираться в дорогу.

Поводом поговорить с этим парнем было то, что он путешествует на велосипеде (на полу стояли его велотуфли и велосумки), а так же то, что он очень сильно напоминал мне Якобуса. Ну вот, немного, вроде бы, забыла о нем, а тут - нате вам снова. Сердце болит не по-детски. Что же с этим делать?!

Так вот, этот парень из Франции. Проехал на велосипеде уже 600 км, на это ушло 3 недели. Скоро собирается обратно домой. Изучает химию, до этого работал пекарем.
Я ушла, не попрощавшись и не оставив ему своих контактных данных. Как жаль.

No comments:

Post a Comment