Saturday, September 10, 2011

Эйн-Гев = Киннерет = Израиль



До сих пор не могу поверить своему счастью!! Я – счастливый отдыхающий человек. Первый раз за последние 3 месяца, наконец-то, чувствую себя как дома. Первый раз за все это время мне не надо никуда идти, не надо смотреть достопримечательности, не надо работать, не надо делать вид, что работаю. 

В среду был мой заключительный  день на банановой плантации. Он пролетел на удивление быстро и легко, даже не смотря на то, что во время полуденного перерыва  наша немногочисленная мужская часть команды (2 человека) притворялась мартышками и не давала спать. Асаф и Майк швыряли друг в друга зелеными бананами и банановыми цветками, а я фотографировала все это, спрятавшись за банановым деревом. 

Так приятно думать о том, что на следующий день не нужно вставать с рассветом. С утра можно спать хоть до обеда, потом искупаться, позагорать, и целый вечер провести с волонтерами.

С каждым днем время отъезда становится все ближе и ближе. И мне все меньше и меньше хочется покидать это прекрасное место, которое я без преувеличения могу назвать своим любимым в Израиле. Эйн-Гев = Киннерет = Израиль = <3 span="span">
Я бесконечно благодарна за каждого встреченного тут человека. Их было много, и они опять изменили мою жизнь к лучшему.

Не планировала писать тут о своей личной жизни, но думаю, что иногда стоит. Возможно, узнать о ней могло бы быть интересно и поучительно для некоторых.

Хочется сказать отдельное спасибо Вс-вышнему за девушку по имени Терри, которая приехала в кибуц из ЮАР через несколько дней после меня. Накануне ее прибытия я узнала, что они соседи и давние друзья с Яковом, и что он предложил ей поучаствовать в программе. Наша встреча с ней -  настоящий подарок для меня. В один из вечеров, после очень откровенного общения на вечные темы, она посоветовала мне постараться подвести итоги истории, у которой уже давно закончился срок годности, и которая не давала мне жить спокойно последние полтора года. 

Так как для меня ее приезд не был случайностью, я последовала ее совету и организовала очень серьезный разговор о чувствах, один из тех, что так сильно пугают бедных мужчин и снятся им в ночных кошмарах. Но, будучи гуманной личностью и не желая наносить психологических травм другой стороне, я свела до минимума варианты ответов на мой коварный вопрос. Их было всего два. В итоге я поняла, что мужчина не в моем вкусе, так как он не смог выбрать ни один из них. Но спасибо ему за все и до свидания. С меня хватит.

И так мы будем поступать с каждым. Мужчины, берегитесь. И будьте мужчинами, пожалуйста. Боритесь, стойте на своем, даже если вас отвергают. И если вам посчастливилось находиться рядом с одной из обитательниц Венеры (не имеет значения, есть ли между вами какие-либо чувства), ведите себя как джентльмены. Тогда и она скажет, что ей посчастливилось с вами встретиться. 

В общем, остаться тут вместо поездки на Мертвое море и в Иерусалим было правильным решением, однозначно. Думаю, все было бы совсем не так, как есть сейчас, не сделай я этого. Спасибо большое моему товарищу по путешествию за терпение и понимание с его стороны!

Friday, September 9, 2011

Рыбы-волонтеры



Выходной. Подъем в 10 утра вместо 5.30. Завтрак в комнате, неспешное приведение себя в порядок. Не мешает сделать то же со своей комнатой.  И ко всему прочему, на этой неделе я дежурная по уборке нашего корпуса, поэтому перед обедом  навожу блеск везде, где должна.
В столовой сегодня подают мои любимые блинные трубочки. Кукурузные шницели, ананасовое желе.

Рядом за столом – волонтеры-рыболовы. На судне порвалась сеть, сегодня уже не починить, поэтому их пораньше отпустили с работы.

После обеда иду на Кинерет. Ровно 15.00. Ветра нет, озеро гладкое, ни одной морщинки. Но каждый день, как по расписанию, в 15.10 где-то очень высоко в небе включается гигантский вентилятор, и вода мгновенно приходит в движение. К четырем часам дня волны можно уже сравнить с морскими.

Не смотря на это, сюда постоянно кто-то приходит. Просто стоит в воде, плавает, или качается на волнах, лежа на рафте.

Не знаю, как у последних, но мне после получаса такого лежания начинает вспоминаться переправа через Балтийское море и я, отчаянно сдерживая проявления морской болезни, гребу на берег.

Если сидеть на желтом пластиковом стуле в нескольких метрах от воды и просто смотреть на море, то в поднимающейся волне в нескольких сантиметрах от поверхности можно заметить небольшие стаи рыбок. Каждый раз, когда их вижу, я думаю о том, что же заставляет их так себя вести. Им приятно шататься туда-сюда? Или у них нет другого выхода? И каждый день, с 15.10 до того момента, когда озеро приходит в состояние покоя, несчастные рыбы качаются на волнах и не могут никуда уйти. А по берегу ходят коварные белые цапли и хватают выброшенных на камни прибоем рыбешек.

 Мне кажется, люди часто живут такую же жизнь. Они не могут никуда уйти, их что-то все время держит. И каждый день встают в 5.30, одеваются, иногда плачут от отчаяния, хотят к маме, но все равно идут на работу. Им нужно кормить семью. Или они просто не имеют средств, чтобы вернуться туда, где должны быть. Или им просто нужно продержаться какое-то время. Рыбы-волонтеры.

Tuesday, September 6, 2011

1, 4, 7, 10...



1, 4, 7, 10…
Не знаю, сколько раз в день мне приходится повторять в уме эту последовательность чисел. Сто или двести раз? Может, больше?
Считаем сверху:  1, 4, 7, 10... Отрезаем десятую кисть и все остальные, которые располагаются под ней, но оставляем  по одному банану от каждой из двух нижних кистей на ветке. Срезаем цветок и  те листья, которые касаются фруктов, идем дальше. 

Вот в этом и заключается моя волонтерская деятельность здесь. Второй раз в своей жизни я работаю на банановой плантации.

Встаю в 5.30. Нужно успеть умыться, почистить зубы, надеть футболку и шорты, безнадежно испачканные окислившимся банановым соком, дойти до офиса.
 
 Офис – это небольшая халупа, под навесом за старым потрескавшимся столом уже сидит босс и два - три постоянных работника плантации.  

Рабочий день начинается в шесть часов утра. Волонтеры в количестве пяти человек дружно садятся в маленький грузовичок и едут на банановое поле. Нет, скорее это лес, чем поле.
 Растения достигают около четырех метров в высоту. Но деревьями их не назовешь, они имеют травянистый ствол, у них нет коры и прочих деталей, дающих растению право называться деревом. Почти на каждом имеется огромная гроздь бананов, состоящая из 10-16 кистей. Тех кистей, которые обычно лежат на прилавках магазинов.

Первая часть рабочего дня – самая длинная и тяжелая. Она продолжается с 6 до 9:30. Когда подходит время завтрака, мы едем в кибуц. Когда я работала тут два года назад, было лучше в том смысле, что мы завтракали, обедали и ужинали в столовой. А теперь там подают только обед. Поэтому, по приезде в кибуц, нужно быстро добежать до магазина (секунд 10 до него бежать), если в твоем холодильнике пусто. Быстро приготовить себе завтрак и быстро его употребить внутрь. На все про все отводится 35 минут. Затем мы возвращаемся на бананы и работаем до двенадцати, потом 30-ти минутный перерыв, после которого продолжаем до двух часов дня. На этом рабочий день можно считать законченным. Очень усталыми нас привозят обратно, и мы, ужасно грязные, прямиком плетемся в столовую.

Казалось бы, весь день еще впереди. Но не тут-то было. Сначала нужно отмыться, что совсем не так просто, как кажется. Банановый сок, который постоянно попадает на кожу, мгновенно окисляется и застывает, напоминая клей-момент. Особенно приятно и эстетично он смотрится в волосах. К счастью, есть отличный рецепт, позволяющий от него избавиться. Нужно перед походом в душ сорвать с дерева парочку диких лаймов или мандаринов, разрезать их пополам. И в душе хорошенько поскрести этими половинками наиболее загрязненные участки кожи. Все бы хорошо, но эти дикие растения имеют настолько кислый сок, что даже неповрежденная кожа это чувствует. Стоит ли говорить об оцарапанных колючками ногах..  

После того, как банановец снова становится похож на человека, он, скорее всего, идет на Генисаретское озеро купаться. Все в кибуце находится очень близко друг к другу, до озера минуты три идти не спеша. Там можно провести полчаса и более. Потом поспать, походить туда – сюда, поболтать с волонтерами, выпить чаю, посмотреть телевизор, зайти в интернет. Солнце садится тут в семь часов вечера. Через полчаса после заката уже очень темно и хочется спать. Но волонтеры героически борются с усталостью, помогая себе, кто как может. Большинство из них садится к кому-нибудь на крыльцо и пьет что-нибудь недетское. Играют на гитаре и укулеле, поют рэгги.

Если сегодня понедельник, среда или пятница, то просто преступление – не пойти в паб. Там все довольно прилично, даже я хожу иногда. Люди спокойно общаются, играют в пул, смотрят футбол, танцуют.

Кстати, совсем забыла напомнить почтенным читателям, что кибуц состоит не только из банановых волонтеров.  Тут очень много разных сфер деятельности, где можно попробовать свои силы. Например, поработать официантом в рыбном ресторане или в столовой дома отдыха, прачкой, посудомойщиком, дояркой, собирателем манго, авокадо и фиников, рыбаком, уборщиком пляжа и проч.

И я даже не рассказала вам о том, что такое кибуц, позор мне. Так вот, это колхоз в том самом виде, каким он должен быть, и каким не стал по разным причинам в СССР. На территории Израиля много таких, но я не знаю точного количества. 

 Тут живет около 400 человек, кибуц имеет свои плантации, коровник, дом отдыха, ресторан и другие предприятия, приносящие доход. Как мне сказали, все получаемые средства делятся между членами кибуца и идут на поддержание поселка. Конечно, он не полностью автономен, в магазине продаются продукты, произведенные в других местах, тут работают люди из других кибуцов. Для местных существует система безналичного расчета: в столовой, магазине и прачечной им не нужно доставать бумажник, достаточно назвать номер своего аккаунта. Наличные они получают в конце месяца.

В Эйн-Геве очень спокойный темп жизни, никто никуда не спешит. Ничего не меняется. Но, я бы не хотела жить так все время. Счастливы те люди, для которых такая жизнь является действительно тем, что они искали.

То же касается и волонтеров. В данный момент их около 25ти человек. Они намереваются провести в кибуце от 2х до 6ти месяцев. Только на такие сроки рассчитана программа. Для меня сделали исключение, я не оформлялась через агентство, а просто приехала и сказала куратору «Возьмите меня на работу!». И она разрешила провести тут столько времени, сколько я сама хочу, и пока я буду тут нужна.  В общем, некоторым волонтерам тут нравится настолько, что они остаются насовсем.  С прошлого моего волонтерства осталось три человека. И счастливы, как они сами говорят. Слишком легко и незамысловато как-то.

Tuesday, August 30, 2011

Год назад

Ну вот, опять все пошло не по плану. Хотя, может это и к лучшему.
После Тель-Авива столько всего произошло, что сейчас те несколько дней кажутся далеким прошлым. 

  За три дня мы успели побывать в Хайфе, Цфате, на развалинах Монфорта, провести две ночи в кемпингах на берегу Средиземного моря и приехать в кибуц Эйн-Гев, где я была волонтером два года назад. 

Как и везде, тут ничего не изменилось. Через пять минут после выгрузки из машины я начала встречать знакомых. В том числе и волонтеров, оставшихся тут еще с того времени, когда мы работали вместе. 

Да, ничего не изменилось. Но, в то же время, изменилось самое главное. Тут нет больше тех людей, с которыми нам было так здорово. И нет одного самого главного  человека, с именем которого у меня ассоциируется название этого места, хотя они совсем не созвучны.  Как же его тут не хватает!

То ли у меня дурной характер, то ли мне просто хочется быть счастливой и радоваться жизни, пока есть такая возможность… В общем, я решила остаться тут до самого отъезда. Наверно, я уже давно это решила, года полтора назад. Мне очень нравится само место, темп жизни и те приятные, но иногда причиняющие боль, воспоминания.
 

Особенно остро я почувствовала, что должна остаться, когда мы с Олегом ночевали в кемпинге первый раз. Он отдыхал в палатке, а я в полной темноте ходила вокруг территории с фотоаппаратом. Я уже не могла сдерживаться, просто сидела на камнях, плакала. Мне так хотелось, чтобы самый дорогой для меня человек был сейчас со мной рядом, поговорил со мной. А он уже месяц ничего не пишет. И я решила, что нужно написать самой. Ответ был убийственным. Он написал что-то вроде: "Извини, но все очень сильно изменилось, мне нужно будет тебе кое-что сказать позже."
 

Чтобы не уезжать из Израиля с разбитым сердцем, я решила какое-то время провести в киббутце, найти там новых друзей, отдохнуть.
Мне очень жаль, что я так подвела Олега, ведь у нас уже были умопомрачительные планы на ближайшую неделю. Но, надеюсь, он понял мои чувства после того, как услышал историю, связанную с этим местом. Я очень рада, что обстановка разрядилась. Как-то снова все встало на свои места. По крайней мере, в моей голове.

Первым местом, куда мы пришли, был, конечно же, волонтерский клуб. Там всегда можно кого-нибудь найти или узнать полезную информацию. Или посидеть на диване перед  телевизором.

В списках волонтеров я сразу приметила имя Yulia, почему-то мне показалось, что оно принадлежит русскому человеку. Так оно потом и получилось. Мы спросили у одного из волонтеров, есть ли среди них русские, и он радостно заявил, что таковые наличествуют в единичном экземпляре. И даже показал пальцем на светловолосую загорелую девушку, которая сидела на бревне и беседовала с кем-то по телефону.

Я подошла к ней. И правда, говорит по-русски. Через некоторое время, когда она закончила, мы познакомились. Видно было, что она очень обрадовалась неожиданному появлению русских.
Ее зовут Юля, 20 лет, из Томска. Учится в медицинском, на втором курсе. Сюда приехала по совету подруги, которая сейчас тоже где-то тут в Израиле волонтирует. Мы поговорили, сходили искупаться.
Обо мне она уже от кого-то слышала. Ну как же, ведь я была тут первым волонтером из России. Конечно, я сомневаюсь в справедливости этого титула, может быть нынешнее поколение кибуцников не помнит всех, кто здесь побывал, но все равно, приятно.

Вечером поужинали вместе и разошлись кто куда. Эту ночь нам с Олегом разрешили провести в волонтерском клубе, но мы решили не упускать шанс переночевать под открытым небом на берегу Кинерета. Вторая ночь была проведена там же.
А на третий день я снова стала волонтером.

Thursday, August 18, 2011

שדרות ירושלים



Думаю, любой поймет меня. Когда хочешь чего-то очень сильно, и оно случается, порой бываешь не готов к такому счастью. И тогда оно уже не воспринимается, как счастье. Скорее, как некая трудность, которую надо преодолеть. Ты волнуешься, тебе страшно, но все равно ясно, что в конце концов, через какое-то время все встанет на свои места, ты привыкнешь и придет ощущение чего-то настоящего. Или просто станет все равно. В зависимости от характера твоего первоначального желания.

Так сейчас и у меня.

Утром, как примерные туристы, мы проснулись в 7 часов утра. Мне кажется, только русские готовы идти на такие жертвы. Вообще, мы, русские - очень жертвенный народ.

Как обычно, путь из Тель-Авива в Яффо занял  30 минут. Как обычно, идти надо было по Сдерот Йерушалаим.

Царь Давид сказал, что если он забудет Иерусалим, то пусть прилипнет язык к гортани его, и правая рука его иссохнет, если он не поставит Иерусалим во главе веселия своего.
Мне кажется, не только Иерусалим невозможно забыть. Весь Израиль - в нем столько энергии и силы, что в это место хочется возвращаться снова и снова, вне зависимости от того, насколько плохо или хорошо ты себя тут чувствуешь.

Да, очень многое меня тут категорически не устраивает, что-то кажется абсолютным перегибом палки, что-то возмущает и вызывает недоумение. Но, мне кажется, что я еще не до конца поняла, в чем состоит суть этой страны, и поэтому я не хочу уйти отсюда и больше никогда не вернуться. Я хочу понять, почему Израиль.

Несколько лет я с нетерпением ждала первой встречи с Землей Обетованной, наслушавшись рассказов людей, которые видели страну, только периодически выходя из экскурсионного автобуса и осматривая очередную достопримечательность.  Конечно, объективного мнения о чем-либо невозможно составить, не изучив вдоль и поперек сам предмет и не рассмотрев его со всех точек зрения. Приезжая в любую страну, нужно помнить, что помимо тех красот, которые уже стали визитной карточкой, есть преступность, безработица, нищие кварталы, бомжи, дома, непригодные для проживания, но, все же, дающие приют многим семьям. Есть проституция, воровство, есть кучи сумасшедших, тысячи несчастных людей. Это есть везде.
И я столкнулась с этим, приехав в Тель-Авив одна, практически не говоря по-английски. Тут не было никого, кто бы втолковал мне, тупице, что Израиль - это не рай на земле. И если и говорится, что тут текут реки молока и меда, то это точно не в прямом смысле слова.
Было очень больно осознавать, что еще одна мечта разрушена. Но, благодаря этому, у меня появилось осознание факта, что нужно еще учиться и думать над целями своего существования. А не выходить, не подумав, замуж и не селиться сразу же в непонятном тебе месте.
Появились новые друзья, знания.  Очень многим я обязана этой стране. Я бы точно не была собой, если бы не случилось всего того, что случилось.

Возвращение в Яффо после двух лет разлуки не принесло взрыва эмоций. Казалось, что все это происходит сейчас, как происходило и тогда, что я отсюда и не уезжала. Ничего не изменилось. Не менялось сотни лет и не изменится еще какое-то время. Те же шляпы, бороды, пейсы, кипы, лапсердаки, коляски с детьми, женщины в париках. Полуголая молодежь, татуировки, велосипеды, солдаты, море, минареты, солнце, соль, пальмы, самолеты, мат-кот, серферы, кальяны и прочие прелести чьей-то жизни.

И не понятно ,что ты должен обо всем этом думать, как это воспринимать. И никто не подскажет. Потом все почувствуешь, это точно. И навсегда запомнишь.


Почему-то, мне очень захотелось посетить сегодня и то место, где я работала. Это хостел, находится тоже в Яффо. Конечно же, мы встретили там Юлию и Василия. Это было, как будто, само собой разумеющимся фактом.  Их просто не могло там не быть. Я, как и обещала, передала от Эмилечки привет. Еще раз услышала от Юлии, что наша группа волонтеров была самой лучшей, и снова порадовалась. Интересно, встретимся ли мы с ребятами еще когда-нибудь? Эти три месяца, проведенные с ними вместе, были одними из самых интересных на тот момент моей жизни.  

К положенному сроку вернулись с Олегом  в Тель-Авив, забрали в прокате полагавшуюся нам машину, перекусили и поехали в Рамат-Ган, чтобы посмотреть на диковинных животных.  
Обычно походы в зоопарк особого энтузиазма у меня не вызывают. С противным выражением лица я заявляю, что уже все там видела, когда мне не исполнилось еще и десяти лет.
Но на этот раз было действительно интересно.

Особенно мне понравились водяные козлы. Чем-то  напомнили оленей без рогов. В основном они мне понравились и-за описания их особенностей в гиде. Там говорилось, что в случае опасности стадо козлов ныряет в воду и сидит там, пока враги не перестанут их искать за кустами и под камнями.
Вечером пришло время купания в Средиземном море.  Позже, стоя под душем  и пытаясь прийти в себя после той коварной волны, подкравшейся незаметно, пока  я плескалась в воде, как  молодой бегемот, которого мы видели сегодня, я решила немного отложить свои планы заняться серфингом.
 Хотя, нет. Все же, попробую, наверно. Надо просто привыкнуть к ощущению соленой воды и песочка в носу и рту.  Думаю, для серфера это самое главное.
Сейчас день подходит к концу. Сижу на балконе. Тут как-то даже слегка прохладно. Дует ветерок. Странно. К чему бы это.

Кстати, на улицах Ротшильд и Левински, и не только на них, раскинулись целые палаточные города борцов с социальной несправедливостью. Борются против повышения цен на жилье и продукты. В основном выходцы из темных стран. Интересно, добьются ли они чего-нибудь тут? Добились ли бы они чего-либо в нашей стране?